Cтатья члена ЦИК России И.Б. Борисова «Электоральный суверенитет или внешнее управление?». Журнал «Профиль» №22(577) от 09.06.2008

Журнал «Профиль» №22(577) от 09.06.2008
Игорь Борисов, член ЦИК России

ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ ИЛИ ВНЕШНЕЕ УПРАВЛЕНИЕ?

До недавнего времени совсем не ладились дела у национального российского футбола. Что только не пробовали. Не получалось. Но вот пригласили тренеров-иностранцев, перекупили легионеров, и игра стала налаживаться. Дороговато, конечно, но зато голова не болит. В спорте это допустимо, а в политике?

Про окрасы и подтексты

Одна из основных составляющих демократии — формирование национальных органов власти путем свободных выборов. С этим тезисом соглашаются все: от либералов до радикалов, от европейцев до азиатов. Но каждый понимает под «свободными выборами» нечто свое, с национальным окрасом либо с политическим подтекстом. При этом стараясь доказать себе и своим соседям, что именно его толкование наиболее полно соответствует основополагающему принципу демократии.

Дальше всех в этом процессе (толкования «подлинных» принципов демократии) ушли наши западные партнеры. Отправной точкой в этом толковании является не свобода избирателя в своем выборе, а отношение властей независимого государства к Западу. Чем лояльнее отношение властей государства к Западу, чем неукоснительней выполняются рекомендации и предписания, поступающие из-за океана, чем жестче позиция государства к явным и мнимым «врагам» Запада, тем шире оказывается демократический стандарт и тем больше «допусков» может быть в действиях государственных органов по продолжению взятого курса, подавлению инакомыслящих.

Выборы в таких государствах признают «демократическими и свободными», а факты использования административного ресурса, закрытия оппозиционных СМИ, арестов представителей оппозиции, принуждения и подкупа избирателей, подтасовки при подсчете голосов остаются за скобками, как несущественные в процессе искреннего стремления власти такого государства под крыло Запада. Выясняется, что вовсе незазорно участвовать в формировании политической воли чужих граждан и через своих же представителей направлять в «нужное русло» внутриполитические процессы в суверенных государствах, а потом публично их оценивать.

Сербия, Грузия, далее — везде

Так, посол США в Белграде К. Мантера после выборов 11 мая в сербскую скупщину публично порекомендовал Социалистической партии Сербии хорошенько подумать, с кем вступить в коалицию, ведь ее объединение с Демократической партией Сербии и Сербской радикальной партией не приведет страну в Европу. Интересно, как бы реагировали американцы и их официальные государственные органы на призывы чужого посла не голосовать за Хиллари Клинтон в целях сохранения единства Демократической партии США?

В подобных случаях международные миссии БДИПЧ ОБСЕ, призванные оказывать содействие в проведении демократических выборов, закрывают глаза на реальные проблемы, связанные с выявлением действительной воли избирателей. В Сербии миссионеры ОБСЕ сочли возможным не развертывать краткосрочного наблюдения на день выборов и вообще не появляться в день голосования на территории Косово, которая сегодня де-юре входит в состав Сербии. Не заметили высокие международные «эксперты» и использования административного ресурса, и узаконенных двух «дней тишины» до дня голосования, в период которых шло эшелонированное давление на избирателя по «правильному» выбору курса на евроинтеграцию. Аналогичные события сопровождали и прошедшие 21 мая выборы в Грузии.

Присутствие иностранных и международных организаций на электоральном поле Грузии ощущалось постоянно. Представители европейских международных организаций публично включились в национальные политические процессы. Спецпредставитель Евросоюза Питер Семнеби, признавая действующую власть в Грузии плодами демократии, публично призывал грузинский народ еще раз пройти «тест на демократию». Забывая при этом, что избиратели на выборах решают вопросы собственного будущего, а не сдают в лаборатории гормоны на политкорректность.

2 мая на пресс-конференции в Тбилиси бывший член Палаты представителей США (демократ от штата Коннектикут) и член миссии наблюдателей Национального демократического института Сэм Гедженсон обвинил оппозицию в некорректной политической борьбе, склонности «жаловаться на якобы имевшие место избирательные нарушения без подкрепления своих обвинений четкими и ясными доказательствами», вынеся вердикт и всем последующим жалобам оппозиционных сил на нарушения в ходе избирательной кампании. Одновременно международные наблюдатели продолжали утверждать, что «в Грузии выборы проводятся лучше, чем в Азербайджане, Армении или Туркменистане».

В обнародованном промежуточном докладе БДИПЧ ОБСЕ по Грузии отмечалось, что зафиксировано «значительно меньше случаев запугивания», чем до президентских выборов, прошедших 5 января 2008 года. А отдельные строчки доклада БДИПЧ были прямым предупреждением оппозиции: «…кампания некоторых оппозиционных партий развивается в весьма негативном тоне, подчеркивает недоверие справедливости избирательного процесса и уделяет особое внимание к предполагаемым нарушениям прав человека и планам властей манипулировать выборами». Говоря о том, что эти выборы «мы будем защищать зубами для того, чтобы у Грузии было будущее», президент М. Саакашвили не кривил душой.

Западные международные миссии (ПАСЕ, БДИПЧ ОБСЕ, ПА ОБСЕ, ПА НАТО, Европарламента) без сомнения признают озвученный Центризбиркомом Грузии результат как свободный выбор грузинского народа, а процедуры — соответствующими западным стандартам. Все замечания оппозиции, включая несбалансированное освещение выборов СМИ, будут вынесены за скобки, может быть с оговоркой: требующие дальнейшего пристального внимания. При существующей избирательной системе Грузии и политической обстановке в стране вряд ли у кого есть сомнения, что пропрезидентская партия «Единое национальное движение» не сформирует большинство в новом парламенте. Это особенности действующей смешанной избирательной системы, которая обеспечит получение почти всех 75 мажоритарных мандатов в 150-местном парламенте только представителям власти. Кстати, этому способствует и установленный в мажоритарных округах заградительный барьер в 30%, не отмеченный в отчетах ОБСЕ. Ведь теоретически существует опасность: при большом числе кандидатов голоса представителя власти могут быть слишком «растянуты» и сможет «выскочить» представитель оппозиции, имеющий свой устойчивый рейтинг на уровне 20—25%. Вот тогда и сработает норма, требующая для победы 30% голосов («враг не пройдет!»).

Выборы в Грузии прошли по западному сценарию и с его одобрения. Говорить о свободном выборе грузинского народа можно только с большой натяжкой. Воля народа подверглась сильным манипулятивным действиям в интересах определенных международных групп политического участия.

Еще раз о суверенной демократии

А как же с подлинной волей суверенного народа, который свою власть в соответствии с национальной конституцией делегировал парламенту и президенту? Сможем ли мы когда-нибудь узнать неискаженные устремления сербского, грузинского и ряда других народов, на формирование воли которых активно влиял чужеродный внешний фактор?

Ни в одном суверенном государстве (если оно действительно суверенное) законодательством не предусмотрен институт внешнего управления и внешнего оперирования волей народа. Это один из краеугольных принципов, заложенных в основу всех международных правовых и политических обязательств в области электоральных процедур. В современном мире ни один народ добровольно не захочет быть управляемым другим народом. Провальные референдумы по Евроконституции во Франции и Голландии — ярчайшее тому подтверждение. Так почему эти принципы не соблюдаются в период проведения общенациональных выборов рядом международных организаций?

Требования о соблюдении международных принципов организации и проведения выборов должны быть универсальны и распространяться на всех. Россия и другие государства, когда брали на себя данные обязательства, даже представить не могли, что эти правила де-факто не распространяются на международные организации, которые призваны обеспечивать эти правила и требовать их исполнения от отдельных государств.

Сегодня мы становимся свидетелями трансформации международного принципа невмешательства во внутренние дела государства в принципах «соучастия во внутренних делах суверенных государств». Чтобы вернуть возможности международного электорального манипулирования, они также рьяно пытаются доказать, что нет национальных моделей демократии, что демократия всегда и везде универсальна и транснациональна, а рецепт ее приготовления знают только они. При этом, не спрашивая волю народа, не получая одобрения всего международного сообщества и прикрываясь лозунгами демократии, вводят войска на территорию другой страны, производят новую «нарезку» политической карты мира, организуют схемы государственных переворотов, в обход конституций назначают третьи туры выборов, организуют политическую учебу противников не устраивающей их власти.

Лицемерие, с каким продвигаются собственные утилитарные цели под видом защиты общечеловеческих ценностей, прав и свобод граждан, становится уже несносным. Продекларированные принципы организации и проведения выборов на практике перерождаются в институты внешнего управления электоральными процессами в суверенных государствах со своими методиками и инструментами — так называемыми международными миссиями наблюдения. А ведь в далеком 1990-м, при возникновении международного института наблюдения, хотели как лучше…

Не пора ли нам вернуться к первоистокам современного миропорядка и задуматься, как на практике обеспечить право наций самим определять свое политическое будущее, проводить свободные демократические выборы без внешнего вмешательства и, тем более, внешнего участия в электоральных процессах? Естественно, не отбрасывая в небытие положительный опыт и практику по защите избирательных прав и свобод, сложившуюся за последние годы благодаря всему международному сообществу.